Добро пожаловать, посетитель! [ Регистрация | ВходRSS-канал

 

 

Михаил Бергман официальная история Приднестровья — ложь

  • Добавлено: 19.06.2013 11:56
Михаил Бергман

Описание

Mihail Bergman Михаил Бергман официальная история Приднестровья   ложьМихаил Бергман, книга «Вождь в чужой стае» (фрагмент):

Что же послужило поводом для начала боевых действий, той самой искрой, которая подорвала пороховую бочку Приднестровья?

События в Бендерах разворачивались следующим образом. В 16 часов 19 июня к городской типографии подъехал автомобиль приднестровской гвардии, в котором находились майор Ермаков, прапорщик Грекул, рядовой Кулаков и водитель Рябоконь. Грекул и Кулаков зашли в типографию забрать листовки.

В это время автомобиль окружили 10 полицейских Молдовы (полицейский участок находился впритык к зданию типографии). Ермакова и водителя уазика разоружили, потребовали выйти из машины и предъявить документы.

И тут совершенно неожиданно кто-то открыл по полицейским стрельбу из автоматов. Завязалась перестрелка.

Каждая из сторон начала просить о помощи. На выручку задержанным гвардейцам (их под огнем затащили во двор полиции) поспешили приднестровские милиционеры. К городскому отделу полиции выдвинулись полицейские и волонтеры из села Варница. Но их еще на подходе из засады встретили огнем гвардейцы 2-го батальона приднестровцев подполковника Костенко.

Повод для ввода полиции и национальной армии Республики Молдова в город Бендеры был найден, а точнее сказать, спровоцирован.

В 17 часов 30 минут на город со стороны Кишинева и Каушан двинулись молдавские войска…

Послесловие

Операцию по разоружению банды Костенко планировал лично А.И. Лебедь.

Сразу после задержания следователи прокуратуры и милиции ПМР начали допрашивать гвардейцев. Сведения, которые стали нам известны, просто не укладывались в голове. Вся история войны в Приднестровье предстала совсем в другом свете!

Гвардейцы в один голос говорили, что действительно Костенко хотел еще в апреле 1992 года спровоцировать в Бендерах военное столкновение между ОПОНом и приднестровской милицией, дабы замести свои кровавые следы. Именно по его приказу 19 июня гвардейцы устроили бойню у типографии в Бендерах, утверждали, что комбат планировал повторить подобное и в Тирасполе…

Один из приближенных Костенко под протокол рассказал прикомандированному к комендатуре подполковнику милиции Алек-сеенко, что уже весной комбат, понимая, что рано или поздно придется отвечать за свои преступления, задумал столкнуть лбами противоборствующие стороны. Его ли это была идея, охранник не знал. Но он назвал фамилию человека, бендерского мелкого коммерсанта, который по поручению Костенко 19 июня позвонил в горотдел полиции, рассказал о якобы готовящемся теракте и вызвал наряд к Бендерской типографии. Позже провокатор был застрелен.

Гвардеец признался Алексеенко и в том, что первыми огонь по полицейским у машины Ермакова 19 июня открыли автоматчики, заранее выставленные Костенко у типографии. Одновременно Костенко устроил засаду на кишиневской дороге, зная, что на помощь полицейским обязательно вышлют подкрепление… Бойня была неизбежна.

Это была «бомба»! Фактически у меня в руках имелись документы, которые заставляли взглянуть на «первую искру» в бендерской трагедии с новой стороны, крайне невыгодной для приднестровских властей.

С протоколами допросов я прибыл в штаб к командующему. Александр Иванович внимательно их изучил, а закончив чтение, посмотрел мне прямо в глаза и твердо сказал:

- Документы, Михал Михалыч, разглашать ни в коем случае нельзя. Если рассказать правду, народ нас не поймет. Они же тут за родину сражались! Каждый за свою. Но за Родину! А не за этого ублюдка!

Вечером того же дня Александр Иванович встретился с И.Н. Смирновым и прокурором Б.А. Лучиком и рассказал им о результатах наших «изысканий». Факты их шокировали. Впрочем, Смирнова скорее шокировало, что эти факты могут стать достоянием гласности.

Смирнов и Шевцов (Антюфеев) приняли решение ликвидировать Костенко любой ценой. Такой свидетель, такая история приднестровского конфликта им были не нужны.

Костенко слишком много знал! Это пугало Смирнова и его окружение пуще любой «агрессии», политической или экономической блокады. Кстати, из 120 задержанных в 8-й школе гвардейцев Костенко ни один осужден не был. Всех их спустя какое-то время отпустили в обмен на молчание…

Арестовали комбата случайно. Приднестровье он покидал не прячась, на самом обычном рейсовом автобусе Тирасполь-Одесса. На его беду попутчиком оказался старший прапорщик Чепчугов, который ехал по своим делам в Одессу. Прапорщик узнал Костенко. О том, что он в розыске, знали все приднестровцы.

Чепчугов на остановке вышел из автобуса и сразу же позвонил в милицию. В Одессе Костенко уже поджидали местные оперативники. Щелчок! Наручники защелкнулись на запястьях разморенного дорогой «кровавого комбата».

- Костенко заговорил, — после паузы выдавил Богданов. — Согласился дать показания на Шевцова ( Антюфеев ) и Смирнова, что тогда, у типографии, он действовал по их приказу… И еще он готов показать склад с оружием…

Лебедь отдал все необходимые распоряжения, и уже утром за задержанным Костенко приехали спецназовцы 14-й армии, чтобы перевезти того в комендатуру. Но сначала Костенко вывезли за город для проведения следственных действий. Он должен был показать тайник с оружием, приготовленным для отправки в Москву для дальнейшей продажи криминальным структурам. Неподалеку от села Владимировка военный уазик штаба 14-й армии с номером 54-26 АЛ попал в заранее спланированную засаду, был обстрелян из гранатомета и загорелся. Спецназовцы, охранявшие Костенко, получили ранения и сопротивления нападавшим оказать не смогли. Позже они написали в объяснительных записках, что их обстреляли неизвестные, одетые в армейские маскхалаты. Труп Костенко с отрубленными руками нашли на заднем сиденье автомобиля…

источник заблокированный dniester.ru
19 июня 2013 года ВСЕ НОВОСТИ ПМР


ID объявления: N/A

Нет тегов