Добро пожаловать, посетитель! [ Регистрация | ВходRSS-канал

Комментарии отключены

Роман Коноплев -в ПМР размеренное убожество смирновской аристократии сменилось на хаотическое безумие аристократии шевчуковской.

| Главная | 03.05.2013

5103f88a 621e 75ef 621e 75e02fa110bd.photo .0 200x156 Роман Коноплев  в ПМР размеренное убожество смирновской аристократии сменилось на хаотическое безумие аристократии шевчуковской.

Наблюдая с некоторого расстояния за ситуацией в Приднестровье, не покидает ощущение дежа-вю. Всё уже было. Игра в кошки-мышки в Бендерах и вокруг них. Бесконечные памятники и скорбные мероприятия. Карнавал уродов исполнительной власти. Розовощёкие пупсы, набирающие вес министры. И полная беспросветность во всём, что касается реальных дел и перспектив.

За двадцать лет Дубай из обыденного среднестатистического, шумного арабского торгового города преобразился в один из центров мировой цивилизации, роскоши, великолепия, передовой технической мысли. Города, куда спешат знаменитости и оставляют миллиарды долларов обыватели, опустошая свои кошельки.

В Приднестровье размеренное убожество смирновской аристократии сменилось на хаотическое безумие аристократии шевчуковской. В этом есть определенная закономерность. Больное общество не в состоянии вынести здоровую структуру, оно предпочитает под стать себе, своему началу, всевозможные патологии. Коммунизм в отдельно взятом сарае. Мечты о светлом будущем на фоне разложения и полной дезорганизации.

Слушая очередную историю про очередные вагончики, которые кто-то где-то расставляет, машет автоматом, кулаками, делает строгие физиономии, меня не покидают вопросы. Чем эти люди живут? Есть ли у них разум? Или они, как зомби, за зарплату в сто пятьдесят долларов, фактически за еду и самую дешевую одежду, готовы выполнить волю любого упыря? Да и зарплату… получат ли они в следующем месяце, эту самую зарплату?

Приднестровская республика существует «де-факто», это реальность, вне зависимости от того, на какую сумму в месяц выживает население и разбухает физиономиями, словно весенние почки, очередная элита. В Африке тоже есть разные суверенные государства разной степени логичности и адекватности. Есть, например, Судан и Сомали. Там тоже суверенитет, министры, и даже признанный мировым сообществом статус, отсутствующий у ПМР. Племенной коммунизм – вот тот строй, который предложил жителям Приднестровья Евгений Шевчук, если разобраться в деталях, если приглядеться внимательней. Не исключаю, что кому-то из крупных держав есть от этой ситуации выгода. От того, что под боком у Молдовы и Украины такой вот очаг бедствия. Разворошенный улей, куда кто-то снова и снова тычет палкой. То вагончики, то загончики, то поезда, то ещё что-нибудь. Скоро свинофермы делить начнут, потом у навозных куч автоматчиков поставят. И начнут какую-нибудь очередную кровопролитную войну из-за гуся.

Пока миллиарды людей каждый день создают себе светлое будущее, отстраивают новые города, больницы, институты.

Умиляющим доказательством концепции племенного коммунизма для Приднестровья является тот факт, что основной политической силой Молдовы, которой симпатизирует приднестровское руководство и его кукловоды, является ПКРМ. Шевчук и Воронин – часть единого целого, часть вожделенной мечты далеких маразмирующих гоблинов об очередном клоне «Советской Молдавии». Многие вспоминают с грустью и ностальгией о советских временах, о той Молдавии, не осознавая, что строилась она в те времена на костях. С одной стороны – на костях бессарабской элиты, которую свезли в лагеря, с другой – на костях русского народа, который в коммунистическую эпоху содержал все эти эксперименты по продвижению мирового влияния, не имея в своей, российской глубинке, ни нормальных дорог, ни продуктов, ни одежды. И точно так же, как русским на фиг не нужна очередная «Советская Молдавия» вместе с «Советской Туркменией» и «Советской Эфиопией», точно так же и племенной коммунизм на землях вокруг Днестра возможен лишь из-под палки. Как сейчас в Приднестровье. Или как длинных восемь лет при Воронине – в Бессарабии. Когда один бай, один господин, и все у него в услужении. Все угождают, а церковный хор поёт восхваляющие гимны.

Но кто у народа спрашивать будет? Правильно, никто. Это и не обязательно, если народ безмолвствует.

Так что побеждающий племенной коммунизм в Приднестровье со временем имеет все шансы перекинуться и на Бессарабию. И на Украину, в конце концов. У племенного коммунизма местечкового масштаба есть и свои исторические символы. Котовский, хотя бы к примеру. В Тирасполе есть и памятник, и музей. Это, быть может, больший символ нынешнего Приднестровья, чем граф Суворов. Какой Суворов? При чём здесь Суворов? Котовский был одним из соавторов концепции автономной молдавской республики на территории Украины. Суворов не создавал Приднестровья, это творение рук Котовского и его румынских товарищей-большевиков. Племенной коммунизм первых лет Советской власти. Вот и сейчас примерно то же самое. Забитые люди по хуторам, и гопники с оружием, разных цветов и идеологий.

Котовский, конечно же, рассуждал в формате имперских ценностей своего времени. Тогда речь шла о продвижении коммунизма. Тот коммунизм был весьма своеобразен, по-своему примитивен. Нынешний не менее примитивен, и не менее своеобразен. Обернитесь на Молдову, лет на пять назад, например! Какие сегодня ценности предлагает миру Приднестровье? Да ровно те же нравственные ориентиры, что предлагал Воронин несколько лет раньше! Улыбаться на все стороны света, в надежде развести потенциальных спонсоров. С утра быть европейцем, к обеду – евразийцем, на полдник – партнёром США, а к вечеру – поборником вечной дружбы с Китаем. Так и у Тирасполя теперь примерно то же самое. Евразийские камлания чередуются с днями европейской культуры. И не поймёшь – что у них на уме, у нынешних приднестровских бонз. Понятно, что есть свои лоббисты в Москве. Но и в Москве не все им верят. Генерал Антюфеев, помнится, говорил, что Шевчук связан с британцами. А вот депутат Госдумы РФ Воробьёв, например, недавно целую передачу снял, разоблачительную, про то, что, дескать, руководство Приднестровья – «ставленники США и враги России». Давно уже эта передача в сети висит – но как это сочетается с другими россиянами, которые приднестровских деятелей с головы до ног облизывают, и не какие ж нибудь гламурные российские господа, коих тамошние патриоты обвиняют в проамериканских помыслах, а самые что ни на есть имперцы, вроде Дмитрия Рогозина. Никто ж плохого слова про Шевчука и Штански не скажет – ни чирикающий со Штански в Твиттере националист со стажем Рогозин, ни имперец-патриот Проханов, ни всевозможные евразийцы, ни генералы РФ. Шпионы они или идиоты – не суть важно. Просто некие деятели там, в России, между собой соревнуются, кто «приднестровскую тему» доить будет. Только и всего. Каждый наверняка объявляет приднестровский племенной коммунизм своим личным изобретением. Каждый требует себе патент. Каждый заявляет, что Хоржан и Шевчук у них в руках, на ниточках, будут делать всё что надо, лишь бы через них выделялись средства на прокорм тираспольских князьков.

На фоне происходящего перспективы Молдовы и Украины выглядят не очень. Дело в том, что племенной коммунизм – штука весьма заразная. Особенно, если учесть, что политический класс Кишинева и Киева всё чаще вызывает недоумение и сожаление, а качественный состав населения Молдовы и Украины уже практически идентичен приднестровскому. Молодежь и трудоспособное население стремится уехать, остаются дети и пенсионеры. А это значит, что в долгосрочной перспективе «политтехнологии» от Котовского таки могут сработать. И Бессарабия, и Приднестровье, и даже целая Украина при определенных обстоятельствах могут весьма быстро деградировать до уровня двадцатых годов прошлого века, до хуторов, лошадей, навоза и пограничных постов у каждого сарая. До своего Шевчука. Племенной коммунизм – это когда местное население будет кланяться любому, кто привезёт не важно какой ценой обоз с провиантом, и раздаст булки. Ведь деградировать и ждать чудес – оно всегда легче, чем дружить хотя бы со своей головой…

Роман Коноплев